Личный закон юридического лица в международном частном праве. "Личный закон юридического лица": понятие и сущность

ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА (личный статут юридического лица)

(лат. lex societatis) - понятие международного частного права, означающее определенные правовые нормы, регулирующие порядок создания, деятельности и ликвидации данного юридического лица в случае коллизии законов. Л.з.ю.л. имеет экстратерриториальное действие. Действительно, правопорядок одного конкретного государства в необходимых случаях должен ответить на вопрос о том, является ли данная организация право-субъектным образованием, т.е. юридическим лицом как таковым, каков объем его правоспособности,как оно возникает и при каких условиях может прекратить свое существование, каким образом решать при этом судьбу своего имущества, находящегося за рубежом, и т.п. Действие Л.з.ю.л. должно быть признано за рубежом, иначе на все предыдущие вопросы могут быть получены самые различные. иногда взаимоисключающие ответы, зависимые от ситуации, в которой участвуют те или иные государства с разным системами национального права. Л.з.ю.л. отражает, таким образом, соответствующую правовую связь конкретного юридического лица с определенным государством. Однако подобная связь не может быть квалифицирована как аналог правовой связи, существующей в отношениях между государством и физическим лицом, именуемой гражданством. В подходах, выраженных в законодательстве, а также выработанных судебной практикой различных государств, по-разному определяются признаки отыскания (определения) Л.з.ю.л. Современная практика знает несколько таких критериев. Прежде всего это критерий инкорпорации - регистрации, или учреждения. Говоря вообще, юридическое лицо имеет соответствующую юридически значимую правовую связь с тем государством, в котором оно занесено в реестр юридических лиц (либо торговый реестр). Такого подхода придерживается представительный список стран Европы, Азии, Африки и Америки, прежде всего Великобритания. Венгрия. Чехия. Словакия. Кипр. США. Австралия: Индия, Нигерия. РФ, Сингапур и др. Континентальная Европа придерживается иного критерия - центра оседлости или местопребывания административного центра (Италия , Франция . Австрия, Швейцария, Польша, Украина и пр.). Юридические лица объявляются такими государствами "своими", если последние имеют местопребывание головных офисов(центров управления) на территориях этих государств. Значительное число развивающих стран в целях привлечения иностранных инвестиций, с одной стороны, и осуществления собственного контроля за деятельностью юридических лиц с иностранным участием - с другой, закрепляют еще один принцип определения Л.з.ю.л., который состоит в том, что главным отправным моментом является место деятельности - центр эксплуатации. Однако в ряде случаев это оказывается целесообразным и для некоторых развитых государств. Так, в Законе об АО ФРГ от 6 сентября 1965 г. записано:

"Местонахождение общества устанавливается уставом. В качестве местонахождения устав, как правило, указывает место, где общество имеет предприятие". Еще одним средством определения Л.з.ю.л. выступает критерий контроля (относящий лицо к правопорядку страны, из которой оно фактически контролируется, управляется), который часто использовался в периоды мировых войн, иногда применяется судами и в современную эпоху благодаря его комплексности, что иногда более предпочтительно, нежели сугубо формальные признаки и основанные на них подходы. Попытки международно-правового решения рассматриваемых проблем каким-либо единым образом оказались не очень удачными. Гаагская конвенция о признании прав юридического лица за иностранными компаниями, ассоциациями, учреждениями, во-первых, не имеет широкой представительной базы в том, что -касается участия в ней различно ориентированных в данном вопросе государств, а во-вторых, представляет собой известный результат компромисса, поскольку в своем содержании она исходит из того, что "национальность юридического лица определяется по месту, где оно зарегистрировано и где находится по уставу его правление". Конвенция 1968 г. "О взаимном признании торговых товариществ и юридических лиц", принятая в рамках ЕЭС (ныне ЕС), обеспечивает признание тех юридических лиц, которые имеют правовую связь с государствами - членами ЕЭС (т.е. образованы в соответствии с законами таких государств), а кроме того, указанная юридическая связь опосредствована фактически - юридические лица имеют местонахождение и ведут экономическую деятельность, т.е. осуществляют деловую активность, направленную на получение прибыли и тем самым участие в экономической жизни Сообщества, на территориях этих государств,. Несмотря на то что принцип инкорпорации прямо закреплен в Конвенции (ст. 6), его действие в свете вышесказанного не представляет собой "юридически чистого" решения. В 1979 г.страны Латиноамериканского региона на V Генеральной Ассамблее ОАГ в Монтевидео (Уругвай) заключили конвенцию о конфликте законов в области признания торговых товариществ. В результате этого обеспечивалось единообразное регулирование вопросов, касающихся признания торговых компаний в качестве юридических лиц, признания экстратерриториальности закона, регулирующего их деятельность за рубежом.,

Ануфриева Л.П.


Энциклопедия юриста . 2005 .

Смотреть что такое "ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА" в других словарях:

    ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА - в международном частном праве система определенных правовых норм, регулирующих порядок создания, деятельности и ликвидации того или иного юридического лица. Л.з.ю.л. применяется, лишь если субъектом правоотношения является иностранное юридическое … Юридическая энциклопедия

    Термин международного частного права, означающий определенные правовые нормы, регулирующие порядок создания, деятельности и ликвидации иностранного юридического лица. Л.з.ю.л. также определяет, является ли данное образование (объединение) вообще… … Юридический словарь

    Личный закон юридического лица - 1. Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо. 2. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности: 1) статус организации в качестве юридического лица; 2) организационно правовая… … Официальная терминология

    В международном частном праве система определенных правовых норм, регулирующих порядок создания, деятельности и ликвидации данного юридического лица. Л.з.ю.л. применяется лишь если субъектом правоотношения является иностранное юридическое лицо,… … Юридическая энциклопедия

    - (см. ЛИЧНЫЙ ЗАКОН ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА) … Энциклопедический словарь экономики и права

    lex societatis - личный закон юридического лица, право, регулирующее его правоспособность, всегда является правом страны, по законодательству которой инкорпорировано это юридическое лицо. Независимо от lex contractus, нормы lex societatis могут оказывать влияние… … Glossary of international commercial arbitration

    НПА:Гражданский кодекс Российской Федерации:Часть третья - (в редакции, действующей по состоянию на 14.11.2013) Гражданский кодекс Российской Федерации ГАРАНТ Принят Государственной Думой 1 ноября 2001 года К:Гражданский кодекс Российской Федерации:Часть… … Бухгалтерская энциклопедия

Эта коллизионная привязка означает, что правовой статус юридического лица определяется законом того государства, чью государственную принадлежность (национальность) имеет юридическое лицо. Национальность указывает на принадлежность юридического лица к конкретному правопорядку, являющемуся личным статутом компании.

Личный статут юридического лица (применимое право) представляет собой его личный закон, на основе которого определяются:

Статус организации в качестве юридического лица;

Его организационно-правовая форма;

Требования к наименованию юридического лица;

Вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, вопросы правопреемства;

Порядок приобретения прав и обязанностей;

Внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

Способность юридического лица отвечать по своим обязательствам.

Личный закон юридического лица и его государственная принадлежность (национальность) - категории различные. Личный закон - категория коллизионного права, право конкретного государства, компетентное ответить на вопросы, которые связаны с правосубъектностью юридического лица. Государственная принадлежность (национальность) - материально-правовая категория, "привязанность" юридического лица к определенному государству и его правопорядку.

Варианты определения национальности юридических лиц:



Теория инкорпорации: личным законом юридического лица считается право того государства, в котором данное лицо зарегистрировано (Великобритания, Россия, Китай, Индия, США);

Теория оседлости: юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории находится его административный центр (Франция, Бельгия, Украина). Место нахождения основного органа управления обычно определяется в соответствии с уставными документами. Если в уставе отсутствует указание места нахождения основного органа управления, то им, как правило, является фактическое (эффективное) место нахождения такого органа;

Теория эффективного (основного) места деятельности (местонахождения коммерческого предприятия): юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет основную хозяйственную деятельность (Сирия, Алжир). Критерий эффективного места деятельности оптимален для определения национальной принадлежности офшорных компаний;

- теория контроля: юридическое лицо имеет национальность того государства, с территории которого контролируется и управляется его деятельность (законодательство большинства развивающихся стран, Вашингтонская конвенция 1965 г., Договор к Энергетической хартии (1994)). Теория контроля - наилучший критерий для установления действительной национальности ТНК

- смешанный критерий: как дополняющие друг друга устанавливаются привязки к праву государства инкорпорации, места нахождения и места осуществления деятельности, применяется и теория контроля (Италия, Канада, Египет). В законодательстве Лихтенштейна и Швейцарии закреплена возможность подчинения компании местному праву без ликвидации и новой регистрации.

Такие законодательные различия создают серьезные проблемы. Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий оседлости (Франция), и переместившее свой административный центр в государство, применяющее критерий инкорпорации (Великобритания), будет признано английским во Франции и французским - в Великобритании, т.е. "теряет" национальность. Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий инкорпорации (Россия), и имеющее административный центр в государстве, применяющем критерий оседлости (Украина), в России считается российским, а на Украине - украинским (двойная национальность). Юридическое лицо, учрежденное в государстве, применяющем критерий инкорпорации (Австрия), и перемещающее свой административный центр в государство, применяющее аналогичный критерий (Армения), будет считаться австрийским и в Австрии, и в Армении, т.е. приобретает одностороннюю (неполную) национальность.

В современном законодательстве большинства государств для определения личного закона юридических лиц применяется сочетание различных критериев (Великобритания и США - теории инкорпорации и контроля, Индия - инкорпорации и эффективного места деятельности, Венгрия - инкорпорации и оседлости). "Смешанный критерий" представляется наиболее удачным, но и его применение не может устранить всех возможных коллизий.

На международном уровне предпринята попытка синтезировать теории инкорпорации и оседлости: Гаагская конвенция о признании прав юридического лица за иностранными компаниями, ассоциациями, учреждениями (1956) исходит из того, что национальность юридического лица определяется по месту, где оно зарегистрировано и где по уставу находится его правление. В Договоре об учреждении Европейского экономического сообщества (1957) закреплено унифицированное понятие "национальность юридического лица". Любая компания, учрежденная по национальным законам, даже если она контролируется иностранной компанией, имеет 100%-ный иностранный капитал либо выполняет функции филиала зарубежной компании, в своей деятельности подчиняется режиму, предусмотренному для национальных компаний.

В отношении юридических лиц всегда возникают вопросы их личного статуса и их правоотношений с другими лицами. Именно от статуса лица зависит, в какие правоотношения оно может вступать. Однако эта взаимосвязь не исключает самостоятельности указанных категорий, необходимости их отдельного рассмотрения в аспекте коллизионного регулирования. Каждое из правоотношений, в которое вступает юридическое лицо, имеет самостоятельную коллизионную привязку. Одновременно все вопросы правового статуса юридического лица имеют общую коллизионную привязку. Ранее в доктрине МЧП утверждалось, что принцип единого личного статута является непоколебимым: "Все вопросы статуса юридического лица... имеют в принципе общую коллизионную привязку, подчиняются одному и тому же законодательству, имеют общий личный статут".

На современном этапе некоторые представители доктрины (в основном в ФРГ) отвергают одну единую привязку личного закона юридического лица. Правоотношения юридического лица не могут оцениваться по единому личному статуту. Нетрадиционные теории определения личного статута юридического лица базируются на принципе расщепления единого статута юридического лица и подчинения вопросов, входящих в сферу его регулирования, разным коллизионным привязкам. В доктрине ФРГ разработаны теории оговорок, наложения (суперпозиции), дифференцированности, формирования групп случаев, комбинации, ограниченная теория инкорпорации. Эти модифицированные теории в некоторой степени позволяют решить проблему совмещения внутренних интересов государства и интересов интернационализации экономики. Однако расщепление единого личного статута, подчинение его различным коллизионным привязкам, смешение норм различных правопорядков приводят к неопределенности правового регулирования, к дестабилизации правоприменения.

В российском праве понятие личного статута юридического лица дано в ст. 1202 ГК РФ. Россия - одна из немногих стран мира, в чьем праве установлен только один критерий определения личного закона юридического лица - критерий инкорпорации (п. 1 ст. 1202).

В отечественной доктрине указывается, что под местом учреждения юридического лица понимается место нахождения постоянно действующего исполнительного органа или место нахождения иного органа или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности. Поэтому при определении юридического лица как российского критерий инкорпорации дополняется критерием оседлости. Судебная практика идет именно по этому пути.

Юридические лица - один из основных субъектов международного частного права. Их правовое положение определяется как внутренним правом отдельных государств и создаваемыми на его основе учредительными документами юридического лица, так и, в отдельных случаях, международными нормативными соглашениями. Правовое положение юридических лиц в МЧП раскрывается через категории “личного статута” и “национальности”.

В международном частном праве следующие два понятия являются наиболее существенными для любого юридического лица:

1) личный статут (закон). Им определяется внутренняя организация юридического лица, формы, сферы его деятельности и правоспособность, обязательный вклад учредителей и других участников, начальный капитал и его форма, права и обязанности учредителей и членов, состав и компетенция руководящих органов юридического лица и т. д.; В содержание этого понятия включаются вопросы образования, деятельности, прекращения деятельности юридического лица, взаимоотношений между учредителями, порядка получения и распределения прибыли, расчетов с бюджетом и другие. (США, Великобритания, Канада, Австралия, Чехия, Словакия, Китай, Нидерланды, Россия).

В каждой правовой системе личный статут имеет свое содержание. В Российской Федерации личный статут, определяемый для российских и иностранных юридических лиц, закрепляется в нормах ГК РФ. В соответствии с нормами гражданского законодательства личный статут иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо.

2) национальность. Она отличается от понятия гражданства физических лиц - института государственного права, в основе которого лежат принципы "права крови" и "права почвы". В МЧП под национальностью юридического лица следует понимать его принадлежность к определенному государству. Этот термин используется для определения правовой связи юридического лица с государством: отчисления налогов; создания со стороны государства правового регулирования в отношении тех вопросов, которые составляют содержание личного статута.

Понятие “личного статута” и “национальности” взаимосвязаны и взаимообусловлены: национальность юридического лица определяет его личный статут, а содержание личного статута зависит от того, какую национальность имеет юридическое лицо. В каждой правовой системе существуют свои критерии определения национальности и содержатся различные коллизионные нормы, определяющие гражданскую правоспособность (личный статут) юридических лиц.

Поэтому вопрос о том, является ли вообще данное объединение лиц юридическим лицом или нет, решается прежде всего исходя из его национальности. Так, например, по праву Великобритании и США полное товарищество (partnership) не является юридическим лицом, а по законодательству Франции, Японии, России оно обладает таким статусом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Национальность юридического лица дает представление об объеме прав, которое оно может иметь.

Доктриной международного частного права подавляющего большинства стран признано, что юридические лица подчиняются национальным законам, то есть законам государств, к которым они принадлежат. Основное содержание дискуссии здесь сводится к установлению критерия, который бы позволил определить национальность.

Различные государства решают этот вопрос по-разному, опираясь на следующие основные критерии определения национальности юридического лица.

1. Критерий инкорпорации. Используется в странах англосаксонской системы права, России, странах восточной Европы и др. В данном случае личный статут определяется правом того государства, где создано юридическое лицо и зарегистрированы (инкорпорированы) его учредительные документы. При этом факторы, имеющие отношение к месту осуществления хозяйственной деятельности и управлению юридическим лицом, во внимание не принимаются.

2. Критерий местонахождения юридических лиц (критерий оседлости). В основном придерживаются страны континентальной системы права (Этот коллизионный принцип установлен в праве Франции, Японии, Испании, ФРГ, Бельгии, Украины, Польши). Данный критерий в большинстве своем означает, что определение национальности юридического лица ставится в прямую зависимость от его местонахождения, указанного в уставе и свободно определяемого учредителями. Установление личного закона на основании этого критерия достаточно удобно, так как место официального пребывания корпорации легко проверить и, следовательно, не возникает сложностей относительно получения сведений о ее право- и дееспособности.

3. Критерий основного места деятельности юридического лица (критерий деятельности). В данном случае определяющим для установления национальности является место осуществления юридическим лицом своей основной деятельности. В МЧП под местом основной деятельности понимается страна, где постоянно находится администрация, официально ведутся дела предприятия, административные документы, бухгалтерские книги, постоянно проводятся переговоры с партнерами и т. д. Данное коллизионное начало зафиксировано в праве Египта, Сирии, Индии, Алжира, других развивающихся стран.

В мировой практике неоднократно предпринимались попытки сделать определение национальности юридических лиц единообразным. Так, в частности, в ст. 1 Гаагской конвенции о признании прав юридического лица за иностранными компаниями, ассоциациями и учреждениями 1956 г. был использован комбинированный критерий инкорпорации и места уставного расположения правления. Однако эта конвенция в силу не вступила.

Исторический опыт показывает, что рассмотренные выше критерии не всегда положительно оценивались в зарубежной правовой доктрине и судебной практике. Они рассматривались в качестве слишком формализованных и не отражающих действительную принадлежность капитала. Ведь возможны ситуации, когда компания образуется по законам одной страны, имеет местонахождение в другой, а осуществляет свою основную деятельность – в третьих. Определить национальность такого предприятия с использованием указанных критериев будет достаточно сложно. Так, например, компания, образованная по законам Франции, но имеющая местонахождение в Англии, будет "безродной". И, наоборот, компания, образованная по законам Англии и имеющая местонахождение во Франции станет, по сути, обладательницей двух национальностей.

3. Такое положение дел обусловило появление критерия контроля, впервые сформулированного в английской судебной практике, в частности, в рамках процесса по делу Даймлера в 1916 г. Во время его рассмотрения встал вопрос о национальности компании по производству шин, подавляющее большинство акций которой принадлежало германским собственникам. Компания была зарегистрирована в Великобритании в соответствии с ее законами и, следовательно, с точки зрения английского права, должна была рассматриваться в качестве английского юридического лица. Однако суд решил, что в данном случае гораздо важнее установить, кто контролирует компанию и в соответствии с этим определить ее истинную национальную принадлежность. Вполне понятно, что при таком подходе это юридическое лицо было признано германским.

Юридическое лицо имеет национальность того государства, с территорий которого контролируется его деятельность (прежде всего посредством финансирования). Теория контроля представляет собой самый современный критерий определения национальности юридических лиц.

Применение этой теории закреплено в современном международном праве (Вашингтонская конвенция 1965 г. о порядке разрешения инвестиционных споров. Договор 1994 г. к Энергетической хартии). Теория контроля определена как господствующее правило коллизионного регулирования личного статута юридических лиц в праве большинства развивающихся стран (Конго, Заир). В качестве субсидиарной коллизионной привязки эта теория используется в праве Великобритании, США, Швеции, Франции.

Данный критерий отличает попытка более широкого, неформального подхода к определению личного закона юридического лица, с учетом всех многочисленных аспектов, его характеризующих: места регистрации, и осуществления основной деятельности; национальности акционеров и служащих; государственного происхождения патентов и товарных знаков, используемых компанией, и т. д.

Таким образом, следует признать, что ни один из существующих критериев определения национальности юридических лиц не является безусловным.

Сегодня все большую роль в определении национальности юридических лиц играют судебные органы. Причем в данном случае судебная практика также нередко прибегает к использованию нескольких критериев. Это означает, что в одном и том же государстве в зависимости от обстоятельств может применяться то один, то другой принцип.

Отсутствие единых четких критериев определения национальности юридического лица, а также наличие несовпадающих коллизионных привязок в законодательстве различных стран, посвященных этому вопросу, обусловливает необходимость установления согласованных принципов определения национальности юридических лиц на межгосударственном уровне. Как правило, это происходит в рамках двусторонних договоров о защите иностранных инвестиций и торговых договорах.

Статья 1202. Личный закон юридического лица

1. Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо, если иное не предусмотрено Федеральным законом "О внесении изменений в Федеральный закон "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" и статью 1202 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации".

2. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности:

1) статус организации в качестве юридического лица;

2) организационно-правовая форма юридического лица;

3) требования к наименованию юридического лица;

4) вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;

6) порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;

7) внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;

8) способность юридического лица отвечать по своим обязательствам;

9) вопросы ответственности учредителей (участников) юридического лица по его обязательствам.

3. Юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, неизвестное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении.

4. Если учрежденное за границей юридическое лицо осуществляет свою предпринимательскую деятельность преимущественно на территории Российской Федерации, к требованиям об ответственности по обязательствам юридического лица его учредителей (участников), других лиц, которые имеют право давать обязательные для него указания или иным образом имеют возможность определять его действия, применяется российское право либо по выбору кредитора личный закон такого юридического лица.

Правовой комментарий к статье 1202 "ГК РФ"

1. С вступлением в силу части третьей ГК в российское коллизионное право введено обобщенное понятие личного закона юридического лица (lex societatis). Раскрывающее это понятие правило п. 1 ст. 1202 заменило ранее действовавшую коллизионную норму п. 1 ст. 161 ОГЗ 1991 г., объем которой был ограничен гражданской правоспособностью иностранных юридических лиц. Еще более узко решался вопрос о правосубъектности иностранных организаций в ОГЗ 1961 г.

К личному закону юридического лица обращаются, например, законодательные акты Австрии, Венгрии, Испании, Португалии, Румынии. В то же время многие зарубежные кодификации, хотя и определяют "подчиненность" право- и дееспособности юридического лица без использования с этой целью термина "личный закон", по существу, выражают обозначаемое этим термином коллизионное начало.

Применяемый Моделью ГК для стран СНГ термин "закон юридического лица" адекватен термину "личный закон юридического лица". К "закону юридического лица" отсылают Гражданские кодексы Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана. В Гражданском кодексе Армении говорится о личном законе иностранного юридического лица.

Понятие "личный закон юридического лица" фиксирует в общем, абстрактном виде правовую связь соответствующего образования со страной, правопорядок которой конституирует его как субъекта права, являющегося юридическим лицом. Термины "личный закон", "личный (персональный) статут" юридического лица охватывают совокупность правовых установлений, определяющих само "бытие" этого субъекта права, его "жизнь и смерть" независимо от права, применимого к различным видам отношений, в которые вступает данное лицо. Коллизионная норма, отсылающая к личному закону юридического лица, и коллизионная норма, подчиняющая его правоспособность конкретному правопорядку, в сущности, едины в своем назначении - определить право, "контролирующее" правосубъектность лица, его создание, функционирование и прекращение, обозначить на этой основе государственную принадлежность или - в переводе на условный "язык" международного частного права - национальность юридического лица.

Но между двумя упомянутыми вариантами определения правосубъектности юридического лица существуют и некоторые различия, которые, очевидно, не могут быть сведены к юридической технике. Институт "личного закона юридического лица" позволяет более широко, предметно определить круг вопросов, относимых к его статуту, отграничивая их от вопросов правоотношений лица с другими участниками гражданского оборота. Эти группы вопросов взаимосвязаны, но взаимосвязь "не исключает относительной самостоятельности" каждой из них, "необходимости их отдельного рассмотрения... Каждый из тех видов правоотношений, в которые вступает юридическое лицо.., имеет самостоятельную коллизионную привязку, тогда как все вопросы его статуса... имеют в принципе общую коллизионную привязку: подчиняются одному и тому же законодательству", общему личному статуту. Л.А. Лунцем было замечено: "Положение о том, что каждое юридическое лицо имеет личный статут, подлежащий признанию за рубежом, имеющий экстерриториальное действие, считается в доктрине и практике международного частного права общепризнанным. Можно сказать, что положение это основано на международном обычае".

2. Доктрина и практика выработали несколько основных признаков (критериев) для определения личного закона (статута) юридического лица, его национальности. Такими признаками принято считать: 1) место учреждения (инкорпорации) юридического лица; 2) место нахождения его административного (управляющего) центра; 3) место осуществления его основной деятельности ("центра эксплуатации").

Критерий "инкорпорации" характерен для коллизионного права стран, принадлежащих к англо-американской правовой семье, и известен ряду других стран, включая Бразилию, Венесуэлу, Вьетнам, Китай, Кубу, Нидерланды, Перу, Словакию, Тунис, Чехию. Придерживается его Модель ГК для стран СНГ и основанные на Модели гражданские кодексы некоторых стран Содружества. Критерию места нахождения административного (управляющего) центра юридического лица, его "оседлости" (siege social) следуют законодательство и (или) практика стран континентальной Европы (Австрия, Германия, Греция, Латвия, Литва, Польша, Португалия, Румыния, Франция). Закон Бельгии о Кодексе международного частного права под обычным местом нахождения юридического лица понимает место, где находится основной орган юридического лица. Следует этому началу и законодательство ряда неевропейских стран, в том числе Египта, Монголии, Объединенных Арабских Эмиратов. Менее распространенным (по сравнению с критериями инкорпорации и административного (управляющего) центра) является критерий "центра эксплуатации", применяемый законодательством ряда развивающихся стран. Мотив, определяющий выбор этого критерия, - привязка личного закона компании, действующей в такой стране, к ее праву.

Судебная практика по статье 1202 ГК РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N ВАС-5394/14, Коллегия по гражданским правоотношениям, надзор

    Кроме того, суды указали на отсутствие оснований для признания договоров поручительства недействительными сделками. В силу пункта 3 статьи 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки неизвестное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку...

  • Решение Верховного суда: Определение N 310-КГ15-17863, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация

    Апелляционный суд признал выводы суда первой инстанции сделанными с неправильным применением норм материального и процессуального права отменил решение от 16.03.2015 и, руководствуясь статьей 209, пунктами 1 и 2 статьи 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 111 Хозяйственного кодекса Украины, признал распоряжение № 1080-р в оспариваемой части недействительным. Апелляционный суд исходил из следующего...

  • Решение Верховного суда: Определение N ВАС-972/14, Коллегия по гражданским правоотношениям, надзор

    Ирландия. Компания предъявила в суд вышеуказанные требования на основании положений пункта 17 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», статей 10, 168, 1192, 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации, ссылаясь на то, что доля в уставном капитале общества «СтройТоргЦентр» выбыла из ее владения помимо воли...

  • Решение Верховного суда: Определение N ВАС-17967/12, Коллегия по гражданским правоотношениям, надзор

    Обосновывая свои требования, Компания сослалась на то, что в соответствии с законодательством Королевства Швеция Шон Квинн не был уполномочен выдавать доверенность единолично, без подписи второго директора. Пунктом 3 статьи 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что юридическое лицо не может ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки, неизвестное праву страны...

  • Решение Верховного суда: Постановление N ВАС-2501/12, Коллегия по гражданским правоотношениям, надзор

    Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности, требования к наименованию юридического лица...

Как и физические лица , всегда имеют национальность какого-либо государства , обусловленную более тесной связью с ним. Привязка «личный закон » позволяет определить национальность юридических лиц и отделить отечественных юридических лиц от иностранных. В Голландии, Польше, России, Беларуси национальность юридического лица определяется по месту учреждения, в Германии, Франции, Бельгии, Испании – по месту оседлости, под которым понимается место нахождения штаб-квартиры (или административного центра).

Эти привязки позволяют выбрать применимое право , которое регулирует внутренние вопросы юридического лица. Перечень вопросов, определяемый применимым правом на основе привязки «личный закон», содержится в ст. 1202 ГК РФ . Ее положения предусматривают, что на основе личного закона юридического лица определяются: статус организации в качестве юридического лица; организационно-правовая форма; требования к наименованию; вопросы создания, реорганизации и ликвидации, в том числе вопросы правопреемства; содержание правоспособности; порядок приобретения гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей, однако по российскому праву право по месту учреждения не применяется, когда юридическое лицо ссылается на ограничение полномочий его органа или представителя на совершение сделки , неизвестное праву страны, в которой орган или представитель юридического лица совершил сделку, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанном ограничении; внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками; способность отвечать по своим обязательствам .

Национальность юридических лиц может определяться и по другим привязкам. Применительно к юридическим лицам возникают разные вопросы: допуск к осуществлению тех или иных видов деятельности, налогообложение, охрана прав интеллектуальной собственности , заключение внешнеэкономических сделок, участие в инвестиционных отношениях. Правовое регулирование этих проблем во многом определяется отнесением лица к отечественному или иностранному.

Например, для распространения на юридическое лицо-инвестора определенного режима инвестиционной деятельности, предоставления гарантий и льгот очень важно бывает решить вопрос о его национальности. В этих целях может использоваться критерий контроля, когда национальность определяется по национальности учредителей.

Другой пример. Налоговое, таможенное, банковское, валютное законодательство и законодательство по вопросам внешнеэкономической деятельности оперируют терминами «резидент/нерезидент». Отнесение лиц к одной из этих категорий осуществляется в зависимости от того, где они созданы и имеют местопребывание.