Как уйти от субсидиарной.

Субсидиарную ответственность по-другому можно назвать «дополнительной». Она возлагается на определенных лиц, если имущества должника не хватает для погашения долгов кредиторов. Долги в таком случае будут взыскиваться с личного имущества руководителей, учредителей или лиц, контролирующих субъект.

Суть ситуации

На грани банкротства может оказаться каждая компания. Обусловлено это разными причинами: неправильными решениями руководства, преднамеренное уклонение от обязанностей перед контрагентами.

При этом ни руководство, ни учредители не должны забывать о возможной субсидиарной ответственности. В некоторых случаях она может перейти и на эти лица.

Если определенная фирма не в состоянии погасить долги из-за отсутствия необходимых средств, то это во многих случаях является итогом неправильных действий или точнее бездействия.

Понятие

Субсидиарная ответственность – право взыскать непогашенную финансовую сумму с одного из обязанных лиц, если первое лицо не способно самостоятельно выплатить эти средства.

К таким лицам причисляются руководители и учредители. Именно на них в случае недостатка имущества фирмы и будет возлагаться субсидиарная ответственность.

Правовое регулирование

Вопрос о субсидиарной ответственности регулируется законом «О несостоятельности». Он предусматривает необходимость обязательного погашения задолженностей фирмы. Нередко имеют место быть ситуации, когда сумма долга в несколько раз превышает сумму активов.

Но следуя нормам Гражданского кодекса, в котором также имеются статьи, касающиеся ответственности, обязанность выплаты долга ложиться на плечи руководителей и учредителей.

Помимо Гражданского законодательства, понятие субсидиарной ответственности предусматривается законами «Об ООО» и «Об АО». При этом в них повторяются условия наступления субсидиарной ответственности, указанные в законе «О несостоятельности».

Наступление субсидиарной ответственности при банкротстве

Субсидиарная ответственность наступает в ситуациях, когда владелец фирмы не в состоянии погасить долг из-за отсутствия активов и необходимого имущества. Ответственность перекладывается на список потенциальных лиц.

На основании Гражданского законодательства, этот перечень включает в себя:

  • учредителей – соучастников бизнеса;
  • руководителей фирмы, по вине которых компания получила статус несостоятельной;
  • доверительных лиц, в полномочия которых входит управление акциями фирмы;
  • других граждан, не связанных с компанией юридически, но управляющей ею фактически в продолжение двух лет до наступления банкротства.

В соответствии со ст.2 ФЗ «О несостоятельности» гражданин будет являться причастным к ведению дел фирмы, если:

  1. Представленное физическое лицо давало обязательные для исполнения указания.
  2. Гражданин определял все действия организации, используя убеждение, свой авторитет или принуждение соответствующих органов управления.
  3. Физическое лицо оказывало непосредственное влияние на руководителя и других членов, принимающих основные решения и пути развития фирмы.

Условия и инициаторы

На основании поправок ФЗ «О несостоятельности», внесенных в 2009 году, многие кредиторы полагают, что возбуждение процесса банкротства приводит к возникновению субсидиарной ответственности. Это не так.

Для привлечения руководителей, учредителей или других лиц к ответственности требуется соблюсти перечень условий:

  • Наличие решения, выданного арбитражным судом, о том, что фирма признана банкротом. Выданное решение вступает в действия с определенного срока.
  • Необходимо установить размеры требований, выдвигаемых кредиторами. Фима-банкрот может не иметь задолженностей по своей деятельности перед другими организациями.
  • Следует завершить формирование и реализацию конкурсной массы.


В судебной практике нередко встречаются дела, когда в суды поступают требования руководства о привлечении должника к ответственности, являющиеся преждевременными. Также кредиторы могут самостоятельно обратиться с заявлением о привлечении должника к ответственности.

Исключением является случаи, когда арбитражный управляющий самостоятельно подает подобное требование.

Банкротство и наложение субсидиарной ответственности может происходить по инициативе должника. Если он уверен, что в определенный срок времени не сможет погасить свои долги по определенным причинам, то ему выгодно подать требование на признание банкротства. В таком случае он получает важные преимущества, к примеру, возможность контролировать процедуру признания несостоятельности.

Самостоятельно выступить инициатором банкротства должник может только в ряде случаев, предусмотренных законом:

  • при неудовлетворении требований кредиторов по выполнению денежных обязательств;
  • невозможность ведения хозяйственной деятельности вследствие взыскания на имущество;
  • должник может предоставить признаки неплатежеспособности.

В большинстве случаев инициатором выступает конкурсный кредитор. Он в соответствии с денежными обязательствами должника имеет право написать заявление в арбитражный суд.
Однако при этом также должны быть выполнены следующие условия:

  1. Требования к юридическому лицу в сумме превышают финансовые средства, размером сто тысяч рублей .
  2. С начала долга истекло более трех месяцев .
  3. Сумма долга подтверждена судебным решением, вступившим в силу.

Также будет учитываться непосредственно сумма долга.

Без внимания остается неустойка, убытки из-за невыплаты долга или проценты за просрочку.

Стоит отметить, что если заявления одного кредитора не достаточно для оформления требования в суд, так как сумма долга менее 100.000 рублей , то все конкурсные кредиторы могут объединиться и обратить в суд с одним заявлением.


И еще одним инициатором банкротства и привлечения к субсидиарной ответственности может выступить ФНС РФ.

Представленный орган имеет право обратиться в суд с требованием о признании несостоятельности организации по следующим условиям:

  • по финансовым обязанностям, если с момента вступления в действие судебного решения, долг не был выплачен;
  • по обязательным платежам, если с момента принятия решения налоговыми службами истекло более тридцати суток.

Мера наказания

В России мера наказаний за банкротство не развита, как в других странах, например в США.

Именно поэтому виновные не несут жесткого компенсационного наказания.

В соответствии с Гражданским кодексом, на них возлагается субсидиарная ответственность. Её размеры определяются индивидуально в каждом конкретном случае. исходя из степени вины субъекта.

Виновные

В банкротстве и несостоятельности организации виновными могут быть признаны учредители, руководители и лица, контролирующие объекты. При этом на них будет наложена субсидиарная ответственность.

Учредитель, руководитель


Учредители и руководители организации могут быть привлечены к субсидиарной ответственности на основании ст. 401 ГК РФ.

В соответствии с законом должно иметь место:

  1. Противоправное нарушение обязанностей и прав лица, возложенных на него в официальной форме.
  2. Наличие убытков, которое предприятие понесло из-за виновного.
  3. Присутствие причинной связи между противоправными действиями лица и понесенными в результате этого убытками.
  4. Вина нарушителя обязательно должна быть доказана в судебном порядке.

Без присутствия этих требований в совокупности, любое привлечение к субсидиарной ответственности не является возможным.

Также каждое приведенное условие обязательно должно быть подтверждено документальными или другими убедительными основаниями.

Для привлечения руководства к ответственности потребуется:

  1. Составленное заявление о том, что руководитель или учредитель должен быть привлечен к субсидиарной ответственности. На бумаге потребуется изложить доводы в пользу виннового лица, основываясь при этом на законы. Также требуется указать финансовую проверку деятельности должника.
  2. Требуется собрать реестр требований, выдвигаемых кредиторами, счет с банка. Это позволяет доказать суду невозможность погашения задолженности.
  3. К заявлению необходимо приложить ксерокопию запроса руководства от управляющего на передачу всей бухгалтерской документации. Это серьезное основания для привлечения к ответственности.
  4. Выписка ЕГРЮЛ по отношению к должнику.

Причины привлечения к субсидиарной ответственности:

  • был нанесен имущественный ущерб кредиторам из-за совершения нескольких сделок от имени должника;
  • бухгалтерская документация, а также отчетности, обязанность по составлению которых устанавливается действующими законами РФ, отсутствуют либо не содержат должные данные;
  • если информация, указанная в бухгалтерской документации искажена, что привело к возникновению у предприятия убытков.

Лица, контролирующие субъект


К числу контролирующих лиц относятся граждане или компании, которые в течение двух лет до момента признания банкротства организации, предоставляли ей обязательные для исполнения указания.

Весомым доводом для привлечения их к субсидиарной ответственности является принуждение органов управления, а также оказание решающего воздействия на них или руководителя.

В некоторых случаях к числу лиц, контролирующих должника, относятся члены ликвидационного руководства.

  • лицо с соответствующими полномочиями, действия которого основываются на генеральной доверенности, совершает сделки от имени будущего должника;
  • лицо, обладающее правом распоряжения голосующих акций. Причем их размер должен составлять 50% + n;
  • лицо, наделенное большей частью уставного капитала организации с ограниченной ответственностью;
  • директора.

Это понятие указывается ст.2 ФЗ№134 от 2013 года.

Солидарные должники – группа лиц, на которых ложиться субсидиарная ответственность.

Каждый из кредиторов имеет право предъявления требований о погашении задолженности к одному из них, или сразу ко всем лицам.

Невозможность привлечения к ответственности


В некоторых случаях привлечение к субсидиарной ответственности является невозможным. Это происходит при признании отсутствия виновных действий со стороны руководства или участников бизнеса. Использование субсидиарной ответственности как меры наказания противоречит действующему законодательству после ликвидации должника, если по отношению к нему не было введено такой процедуры, как банкротство. В соответствии со ст. 419 ГК РФ ответственность прекращается с момента ликвидации организации.

Невозможно привлечь лицо к ответственности, если отсутствует базовый элемент – наличие причинной связи.

Она подтверждает, что именно из-за действий конкретного лица, организация потерпела убытки и ущерб, которые и стали причинами дальнейшего банкротства. Для доказательства этой связи необходимо использовать только документальные аргументы, отражающие каждое действие лица.

Обязательным условием является процедура признания банкротства или несостоятельности. Без её присутствия ни на одно лицо не может быть наложена субсидиарная ответственность. Кроме того, если директор, учредитель или руководство в соответствующий момент заявили о несостоятельности организации и подали заявление на рассмотрение в арбитражный суд, то они освобождаются от субсидиарной ответственности.

Это единственный выход из ситуации для руководителей, если они видят, что бизнес находится на грани банкротства.

Порой принять такое решение кажется сложным и даже невозможным, но другого пути нет.

Субсидиарная ответственность позволяет выплатить долги кредиторам даже в том случае, когда у должника не имеется должного количества активов или имущества. При этом вычет долга будет осуществлен из личного имущества руководителя, учредителя или других лиц, предусмотренных законодательством.

Институт субсидиарной ответственности (от лат. subsidiarus — резервный, вспомогательный ) позволяет кредитору, не получившему удовлетворение требований от основного должника, предъявить эти требования к другому лицу (субсидиарному должнику).

Случаи, когда ответственность по обязательству возлагается на субсидиарного должника, могут быть предусмотрены законом, иными правовыми актами или условиями обязательства (пункт 1 статьи 399 ГК РФ). Одним из таких законов является Федеральный закон от 26.12.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - "Закон о банкротстве"), статьей 10 которого предусмотрена возможность привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Нормы о субсидиарной ответственности контролирующих лиц в случае банкротства должника направлены на пресечение злоупотреблений и незаконных действий, предпринимаемых в целях уклонения от погашения кредиторской задолженности либо в целях сокрытия информации о финансово-хозяйственной деятельности должника.

Нарушение обязанности по передаче бухгалтерских документов

Самостоятельным основанием привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности контролирующих должника является отсутствие документов бухгалтерского учета (отчетности): они не переданы, либо не содержат информации об объектах, которую должны содержать, либо информация искажена, в результате чего существенно затруднено формирование конкурсной массы (абз.4 пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве).

Отметим, что в предыдущей редакции (закон № 73-ФЗ) в качестве лица, которое может быть привлечено к субсидиарной ответственности по данному основанию, указывался только руководитель должника (пункт 5 статьи 10 Закона о банкротстве). Сегодня по этому основанию к субсидиарной ответственности может быть привлечено любое контролирующее должника лицо, на которое возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета (абз. 6 пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве).

Это основание в равной применимо в том числе к учредителю (участнику) должника, если у него находилась бухгалтерская документация в связи с увольнением руководителя должника или если он сам является руководителем должника .

Анализ практики АС Московского округа показывает, что нарушение обязанности по передаче бухгалтерской документации как основание для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности является наиболее распространенным. В качестве такого нарушения квалифицируются следующие действия:

Утрата руководителем должника бухгалтерской документации по не зависящим от него причинам (например, при пожаре) не является основанием для освобождения его от обязанности по восстановлению данной бухгалтерской документации и её последующей передаче арбитражному управляющему, т.е. не препятствует привлечению руководителя к субсидиарной ответственности .

Совершение сделок, повлекших причинение вреда имущественным правам кредиторов

Причинение вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения контролирующим должника лицом сделок в свою пользу либо одобрение этим лицом таких сделок является основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности (абз 3 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве).

Чаще всего в таких ситуациях речь идет о сделке либо совокупности нескольких сделок, направленных на вывод активов должника без предоставления ему экономически обоснованного эквивалента либо безвозмездно (совершенные в преддверии банкротства сделки, недействительные по основаниям, предусмотренным и 61.3 Закона о банкротстве; сделки, совершенные после возбуждения дела о банкротстве без согласования с временным управляющим) .

Требования уполномоченного органа превышают 50% общего размера требований кредиторов третьей очереди

Превышение требований уполномоченного органа 50 % общего размера требований кредиторов третьей очереди введено в Закон о банкротстве в качестве основания для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности Федеральным законом от 23.06.2016 № 222-ФЗ. Цель этого нововведения - не допустить использования процедуры банкротства в качестве инструмента уклонения от уплаты налогов.

Несмотря на то, что и до внесения изменений в Закон о банкротстве судебная практика допускала возложение субсидиарной ответственности на контролирующих должника лиц при наличии нарушений законодательства о налогах и сборах , с выделением этого обстоятельства как самостоятельного основания субсидиарной ответственности количество таких споров неуклонно растет .

___________________________________

По общему правилу, закрепленному в пункте 2 статьи 56 ГК РФ, учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, за исключением случаев, предусмотренных законом. Институт субсидиарной ответственности является одним из этих исключений.

Исключительный характер субсидиарной ответственности обусловливает необходимость осторожного и взвешенного применения данного института. Имеющий целью обеспечение защиты имущественных интересов кредиторов должника, он тем не менее не должен приводить к неоправданному переносу денежных обязательств с юридического лица на физическое. Иной подход сводит к минимуму фундаментальные отличия осуществления предпринимательской деятельности хозяйственными обществами и индивидуальными предпринимателями.

Практика АС Московского округа за период 2011-2016 гг., в том числе в части размера взыскиваемых сумм, в целом свидетельствует об эффективности института субсидиарной ответственности контролирующих лиц при банкротстве должника. Зачастую этот институт становится последним, но крайне действенным способом защиты прав кредиторов, пострадавших от недобросовестных действий должника и контролирующих его лиц.

Случаи привлечения учредителей и руководителей компаний к субсидиарной ответственности при банкротстве уже не воспринимаются бизнесменами, как что-то из ряда вон выходящее. Как событие, которое может случиться с кем угодно, но только не с ними. Практика показывает, что этот институт работает, а принятые поправки поспособствуют его дальнейшему развитию. Так что времена, когда «комсостав» компании отвечал за ее долги только в рамках уставного фонда из нескольких тысяч рублей, а не своим собственным имуществом, прошли.

Субсидиарная ответственность физических лиц

Субсидиарная ответственность – это финансовая ответственность физического лица в размере всей непогашенной задолженности компании перед кредиторами и уполномоченными органами.

Привлечь к субсидиарной ответственности можно директора, учредителя, главного бухгалтера и других физических лиц, ответственных за деятельность должника. Имеется специальный термин – «контролирующее должника лицо».

В соответствии с многократно «редактировавшимся» Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) контролирующее должника лицо – это лицо, имеющее либо имевшее до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять его действия. В том числе и путем принуждения к ним руководителя или членов органов управления.

Иными словами, контролирующие лица в несостоятельности – это те, кто фактически руководил компанией-должником и мог довести ее до банкротства.

Таким образом, к субсидиарной ответственности можно привлечь практически любое физическое лицо, которое может быть даже никак не связано с должником юридически, но фактически управляло им определенный период до банкротства, что подтверждается, например, показаниями свидетелей.

То есть, скажем, ликвидация компании путем смены ее должностных лиц, либо реорганизация в форме слияния или присоединения позволяют переложить ответственность на нового генерального директора или юридическое лицо с момента внесения соответствующего изменения в ЕГРЮЛ, но не освобождают от ответственности реального генерального директора и учредителя за действия, совершенные в период их руководства компанией.

Если компания с задолженностью перед бюджетом была продана новому ответственному лицу, то новый генеральный директор будет нести ответственность за погашение этого долга, но ответственность за создание задолженности несет тот генеральный директор, который руководил компанией в момент создания этого долга.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности могут быть как прямыми, так и косвенными. Например, ответственность директора как руководителя компании предполагает субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника, либо если указанная информация искажена.

Изменения в Законе о банкротстве

Федеральным законом от 23.06.2016 № 222-ФЗ в Закон о банкротстве внесены изменения, существенно расширяющие зону ответственности контролирующих должника лиц, возможности «удостоиться» привлечения к субсидиарной ответственности и нацеливающие налоговиков активнее искать недоимки у банкротящихся компаний.

Минимальный период влияния «контролирующего лица» на деятельность компании до банкротства увеличивается с двух до трех лет. Такое изменение представляется вполне обоснованным, поскольку обычно дела о несостоятельности возбуждаются с очень большим опозданием – через три или более года после того, как появились признаки банкротства.

Также уточняется, что контролирующими можно признать лиц, которые влияли на компанию через родственные, свойственные связи или с помощью служебного положения.

Появилось новое основание для того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности директора или иного руководителя должника. Это возможно, если более 50% всех требований возникло в результате правонарушения (в т. ч. налогового), которое было совершено во время работы директора. По мнению экспертов, эта норма может стать новым рычагом давления на должников со стороны ФНС.

Для директоров организаций отменяется презумпция невиновности в целях субсидиарной ответственности – в случае возникновения недоимки в результате налоговых правонарушений они будут считаться виновными при привлечении к субсидиарной ответственности, пока не докажут обратного.

Обратите внимание

Заявление о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, рассматривается арбитражным судом в деле о банкротстве должника. Указанное заявление может быть подано в ходе конкурсного производства как арбитражным управляющим по своей инициативе, так и конкурсными кредиторами, и уполномоченным органом.

В целях защиты интересов государства, желающего получить с банкрота долги по налогам и сборам, вводится дополнительная степень защиты налоговых платежей от их оспаривания
при банкротстве и увеличивается срок включения в реестр требований кредиторов налоговой задолженности, которая выявлена после закрытия реестра требований кредиторов.

Наконец, норма, вступающая в силу с 1 января 2017 года, на 6 месяцев продлевает для налоговиков срок подачи требований в конкурсном производстве в тех случаях, когда нужно больше времени для проверки или решение в пользу ведомства не успело вступить в силу. Причем этой временной «форой» сотрудники ИФНС могут воспользоваться даже в том случае, если до начала процедуры или на ее ранних этапах налоговики не то чтобы «били баклуши»,
но, мягко говоря, не проявляли должной активности и оперативности.

При этом новая привилегия службы может создать неопределенность для участников банкротства, поскольку доначисление налогов способно из­менить соотношение голосов кредиторов и повлиять на распределение конкурсной массы. Кроме того, при обжаловании сделок налоговые органы получают такие же «льготы», как и кредитные организации.

Вышеозначенные новации полностью согласуются с намерениями чиновников во что бы то ни стало увеличить поступления от налогов в делах о несостоятельности.

Права кредиторов

По замыслу законодателя, кредиторы должны перестать быть «пассивными» участниками процедуры банкротства. В качестве руководства к активным действиям можно воспринимать поправку, дающую кредиторам новые возможности определять, как реализовывать имущество из конкурсной массы. Теперь они вправе утвердить иной порядок его продажи, чем тот, который был предложен конкурсным управляющим.

Привлечение к торгам наибольшего числа потенциальных покупателей и реализация имущества по наиболее высокой цене теперь возможны благодаря наделению кредиторов правом самостоятельно утверждать условия проведения торгов и изменять состав лотов в случае нерезультативности первых торгов.

Если на единый комплекс покупателей не найдется, кредиторы могут распродать имущества
по частям. Согласие кредиторов теперь требуется и для того, чтобы привлечь к торгам специализированную организацию.

Обязанности организатора торгов дополнены несколькими новыми:

  • осуществлять разумные необходимые действия для поиска и привлечения покупателей с учетом особенностей выставленного на торги имущества должника;
  • обеспечить возможность ознакомления с подлежащим продаже на торгах имуществом должника и имеющимися в отношении этого имущества правоустанавливающими документами, в том числе путем осмотра, фотографирования указанного имущества и копирования указанных правоустанавливающих документов.

В случае если недобросовестный должник вывел имущество или совершил иные подозрительные сделки, в результате которых появились признаки неплатежеспособности организации, введена презумпция цели причинения вреда кредиторам, что упростит оспаривание таких сделок. Речь идет о расширении понятия цели причинения вреда имущественным правам кредиторов при оспаривании сделки по основаниям подозрительности, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве. Так, цель причинения вреда будет предполагаться не только при наличии неплатежеспособности, либо недостаточности имущества на момент совершения сделки, но и при появлении этих признаков после совершения оспариваемой сделки.

Обратите внимание

Производство по делу о банкротстве не может быть прекращено до вынесения арбитражным судом определения по требованию о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности (п. 6 ст. 10 Закона о банкротстве).

Кроме этого в процедуре банкротства изменено понятие текущих эксплуатационных платежей – из их состава исключены платежи, не связанные с обеспечением сохранности имущества банкрота.

При заключении в процедуре банкротства соглашения об отступном введено обязательное условие в виде погашения текущих платежей и задолженности, причитающейся к уплате в бюджет.

Обзор Верховного суда РФ по банкротству

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ время от времени обобщает и публикует практику применения законодательства о банкротстве. Особое внимание, как нетрудно догадаться, уделяется институту субсидиарной ответственности руководителя должника и контро­лирующих лиц. Остановимся на нескольких значимых делах.

Бремя доказывания невиновности

Суд возложил на контролирующих лиц должника бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями учредителей и банкротством подконтрольной организации (определение ВС РФ от 09.03.2016 № 302-ЭС14-1472).

Судьи указали, что заявитель представил достаточные основания, позволяющие усомниться в добросовестности действий контролирующих лиц. Таким образом, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий по правилам АПК РФ перешло к контролирующим должника лицам.

Судебная коллегия также разграничила понятия неплатежеспособности и банкротства должника, отметив, что неплатежеспособность – это лишь прекращение исполнения должником части денежных обязательств, тогда как банкротство – неспособность удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Указанное дело вошло в Обзор по той причине, что нижестоящие суды частенько указывают на недостаточность доказательств для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности (постановление АС ВВО от 31.05.2016 по делу № А11-7884/2011).

Верховный Суд РФ, удовлетворяя жалобу уполномоченного органа, указывает, что представление доказательств, опровергающих доводы заявителя, не должно вызывать сложности для участника должника, так как данный участник спора обладает всем объемом информации и доказательств.

Причинно-следственные связи

Верховный Суд РФ указывает на презумпцию наличия причинно-следственной связи между виновными действиями руководителя должника по неподаче заявления о банкротстве и вредом, причиненным кредиторам должника (Определение от 31.03.2016 № 309-ЭС15-16713). Случаи привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве в месячный срок со дня, когда руководитель в рамках управления предприятием должен был узнать о наличии признаков банкротства, нередки в сложившейся судебной практике.

Презумпция наличия причинно-следственной связи установлена положениями статьи 10 Закона о банкротстве. Однако указанное дело не только подтверждает уже сложившуюся практику, но и конкретизирует ее. При рассмотрении подобных споров судам необходимо определить момент возникновения обязанности подать заявление о банкротстве, факт неподачи такого заявления, а также объем обязательств, возникших за пределами установленного Законом срока.

Несмотря на большое количество дел, определение момента возникновения обязанности представляет некоторые сложности. Так, одни суды определяют момент наступления обязанности сдачей годовой бухгалтерской отчетности, которая указывает на неспособность расплатиться с кредиторами, другие – наступлением обязанности по уплате налогов и сборов либо иных платежей (постановление АС ВСО от 12.01.2016 № Ф02-7094/2015 по делу
№ А78-4382/2014). «Верховные арбитры» указывают, что при рассмотрении вопроса о моменте возникновения обязанности необходимо оценить совокупность конкретных обстоятельств дела и определить, когда добросовестный руководитель должен был узнать о наличии обстоятельств, свидетельствующих о неплатежеспособности должника.

Обратите внимание

Поправками к закону о банкротстве в части субсидиарной ответственности, вступившими в силу 1 сентября, введена презумпция вины для целей субсидиарной ответственности для руководителей организаций в случае возникновения большей части долга из-за доказанных налоговых махинаций. Срок привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц увеличен с двух до трех лет.

В судебном акте также подробно рассмотрен вопрос определения размера предполагаемой ответственности, который складывается из требований, включенных в реестр, тогда как при своевременном обращении с заявлением о банкротстве данные требования должны удовлетворяться в режиме текущих платежей.

Таким образом, включенный в Обзор судебный акт систематизирует и обобщает практику рассмотрения споров об ответственности руководителя должника, а также определяет перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию и выяснению в процессе рассмотрения дела.

Дисквалификация нарушителей

По закону, к нарушителям процедуры банкротства можно применить такую меру воздействия, как дисквалификация. Дисквалификации на срок от шести месяцев до трех лет могут подлежать должностные лица, которые не инициировали в предусмотренных законом случаях банкротство организации, причем совершили этот проступок повторно (ч. 5.1 ст. 14.13 КоАП РФ). Такая санкция появилась в КоАП РФ в конце прошлого года (Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 391-ФЗ), и до недавнего времени норма эта была даже не «дремлющей», а «крепко спящей». То, что ее «разбудили», свидетельствует о серьезности намерений налоговиков и арбитражных судей и незавидной участи должников.

Прецедент создал Арбитражный суд Белгородской области своим решением от 09.06.2016
по делу № А08-2321/2016.

В рассмотренном деле у компании имелась задолженность по страховым взносам на пенсионное страхование более чем за три месяца в сумме около 420 тыс. рублей и почти 18 тыс. рублей пени. ПФР прибег к принудительному взысканию долга, но у компании не оказалось достаточных средств. В такой ситуации руководитель должен был обратиться в суд с заявлением должника (ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ). Директор это требование проигнорировал, за что на него в октябре 2015 года и был наложен административный штраф в размере 5 тыс. руб. (ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ). В марте ситуация повторилась. В результате руководитель компании-должника был дисквалифицирован на срок шесть месяцев. Он подал апелляционную жалобу, но не приложил к ней нужные документы и не исправил этот недостаток в отведенный судом срок. В результате жалоба была отклонена.

Решение суда так понравилось руководству ФНС, что было опубликовано на официальном сайте и продублировано чуть ли не всеми инспекциям страны с коротким, но емким резюме: «Распространение указанной выше судебной практики будет способствовать предупреждению совершения правонарушений недобросовестными должниками и минимизации случаев использования института банкротства для уклонения от исполнения своих обязательств».

Редакция «ПБ» Сергей Данилов

За последнее время слово «банкротство» стало нарицательным в арбитражных судах. Количество рассматриваемых дел выросло в разы. Какие-то фирмы действительно банкротятся, а какие-то таким образом «санируют» бизнес, списывая долги. И это, конечно, не остается без внимания контролирующих органов.

Самой распространенной организационно-правовой формой на сегодня остается общество с ограниченной ответственностью. И такая ограниченная ответственность очень воодушевляет учредителей, т.к. все их страхи ограничиваются размером уставного капитала. Однако при банкротстве компании - это не всегда так.

Но в каждой компании есть и другие лица, которые могут быть привлечены к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве. Это единоличные исполнительные органы (ЕИО) компаний, которые имеют возможность давать обязательные для юридического лица указания. Единоличный исполнительный орган входит в понятие «контролирующие лица». При этом стоит отметить, что действует презумпция виновности контролирующих лиц. А если есть несколько претендентов, то их могут привлечь к субсидиарной ответственности солидарно.

Когда на горизонте появляется тень приближающего банкротства, то все чаще директоры стали задавать вопросом об ответственности контролирующих лиц, т.к. сегодня судами довольно часто реализуется такая опция, предусмотренная ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Для оценки риска привлечения к субсидиарной ответственности ЕИО необходимо иметь в виду следующее. ГК РФ предусмотрены такие общие принципы работы ЕИО, как добросовестность и разумность (ст. 53). А вот ст. 53.1 ГК РФ уже говорит о том, что ЕСЛИ будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей ЕИО действовал недобросовестно и неразумно, или действия не укладываются в обычные условия гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску, то ЕИО несут за все это ответственность. Это общие вводные, которые могут сыграть в судебном процессе решающую роль, т.к. оценить неоценимые категории можно как угодно.

В ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» закреплены конкретные случаи, когда ЕИО может быть привлечен к субсидиарной ответственности (ст. 9 и 10):

  1. Несвоевременная подача заявления о признании организации банкротом в арбитражный суд. Тот случай, когда ЕИО при наличии требований кредиторов, которые невозможно удовлетворить в связи с отрицательными финансовыми показателями, должен подать заявление в отношении своей компании. Срок для подачи заявления составляет 1 месяц.
  2. Совершение ЕИО действия (бездействия), которые стали причиной банкротства компании.
И один важный нюанс: при наличии обстоятельств, которых коснемся ниже, предполагается, что компания признана банкротом, т.к. ЕИО своими действиями мог:
  • Совершить в пользу одного или нескольких лиц такие сделки, которые причинили вред имущественным правам кредиторов, в т.ч. подозрительные сделки, или сделки с предпочтением (ст. 61.2 и 62.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»);
  • На момент вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом документы бухучета отсутствуют вовсе, либо не содержат в себе обязательной информации, либо информация искажена, что затрудняет проведению процедур банкротства, в т.ч. формирование и реализации конкурсной массы.
Заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (п. 5 ст. 10 «О несостоятельности (банкротстве)»).

Теперь к сути вопроса о доказуемости тех или иных обстоятельств.

Несмотря на презумпцию вины, истцы должны будут доказать недобросовестность или неразумность ЕИО (п. 5 ст. 10 ГК РФ).

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда ЕИО:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Это важное замечание, т.к. фактически истцы должны будут доказать наличие цели у ЕИО при совершении им тех или иных действий или бездействий - это банкротство. Т.е. ЕИО должен умышленно и осознанно действовать или бездействовать с одной единственной целью - обанкротить компанию (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2016 N 09АП-23244/2016 по делу N А40-154397/14). Доказать это довольно непросто.

Для применения субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 ФЗ о банкротстве, необходимо доказательство совокупности следующих обстоятельств: 1. совершение виновных действий в виде дачи обязательных указаний Обществу 2. и причинно-следственной связи между указанными действиями и последствиями в виде несостоятельности (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.03.2014 по делу N А56-52790/2011; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.03.2014 по делу N А32-42429/2011).

Применение указанных норм права допустимо при доказанности следующих обстоятельств:

  • надлежащего субъекта ответственности, которым является собственник, учредитель, руководитель должника, иные лица, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом имеют возможность определять его действия;
  • факта несостоятельности (банкротства) должника, то есть признания арбитражным судом или объявления должника о своей неспособности в полном объеме удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей;
  • наличия причинной связи между обязательными указаниями и действиями указанных лиц и фактом банкротства должника, поскольку они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями, при этом следует учитывать, что возложение на них ответственности за бездействие исключается .
Отсутствие доказательства хотя бы одного из указанных оснований не дает права требовать возмещения убытков.

Доказыванию подлежит факт того, что своими действиями учредитель или руководитель намеренно довел должника до банкротства, до финансовой неплатежеспособности, до состояния, не позволяющего ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены (п. 2 ст. 3, ст. 224 ФЗ о банкротстве).

Но и здесь снова нюанс. Суды все, как один, напоминают о том, что негативные последствия, наступившие для юридического лица, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытков в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска (п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Т.е. не любая сделка, которая имела негативные финансовые последствия для юридического лица может повлечь за собой банкротство, а если повлекла, то это не означает, что учредителя или ЕИО намеренно такую сделку заключили. Истцам не только нужно будет доказать недобросовестность ЕИО, но и доказать фактически прямой умысел ЕИО в доведении компании до банкротства.